На обратной стороне снов

Автор Утпал, perfectionjourney.org 25.04.2011

Сейчас — мое самое любимое время суток на трассе. Прямо сейчас уже или глубокая ночь, или очень раннее утро, выбирайте, что вам больше нравится. Ветра абсолютно нет, и мягкое тепло разлилось по лагерю. В два часа ночи Нью-Йорк остается довольно-таки оживленным местом. По автостраде продолжают пролетать машины, но в этот час их значительно меньше. Самолеты не взлетают и не идут на посадку в аэропорту La Guardia. Постоянные грохочущее напряжение и торопливость внешнего мира скрылись под нежной тенью ночи. Сейчас мир во Flushing Meadow принадлежит бегунам, которые продолжают методично двигаться по кругу, пытаясь догнать реалистичные сны, которые так просто не прийдут к тем, кто спит.

banner-511x650.jpg Иногда ты слышишь шаги бегунов еще до того, как сможешь различить их самих в темноте.

Когда весь остальной мир спит, для многих из бегунов сон является роскошью, которую не каждый может себе позволить. Некоторые, пошатываясь, уходят с трассы, чтобы укрыться в палатках и немного отдохнуть, вздремнуть несколько минут или, как вы могли бы это назвать, просто сделать паузу. Но это никогда нельзя будет назвать тем охватывающим глубоком сном, которому многие из нас поддаются, когда ночь накрывает нас своим покрывалом. Можно увидеть, как бегуны выставляют часы, чтобы всего максимум через несколько часов прозвенел будильник, призывающий их вернуться на трассу. 10 дней или 6 дней — кажется, это много времени, но в действительности это не так. Драгоценные минуты, которые были потрачены на сон, потом скажутся в потерянных милях, когда в конце дистанции прозвучит финальный свисток.

Никто никогда точно не заметит в своем общем результате, где и когда была потеряна миля. Но вы-то будете знать. Как только обновят результаты, вы услышите возгласы сожаления: «Ах, если бы я только спал меньше!» Некоторые, конечно, в этом забеге Самопревосхождения двигаются беспристрастно и с одинаковой эффективностью. Конечно, это ветераны и те, кто устанавливает рекорды. Опыт помогает им в те моменты, когда ум и тело уже не способны говорить правду. Когда боли и страдания уже настолько сильны, что их с трудом можно вынести.  Но это — как раз те голоса, с которыми не нужно считаться — как если бы вы говорили с маленьким непослушным ребенком. Где-то в сердце каждого бегуна они знают что они могут и что они должны сделать. Выйти за пределы возможного, это кажется таким реальным! Двигаться дальше, сделать еще один шаг, а потом еще один до тех пор, пока ты не окажешься впереди всех тех вещей, которые сдерживали тебя позади. Появиться на обратной стороне сна в лучах яркого солнца реалий твоего сердца.

На доске с результатами происходит постоянное движение. Как раз ночью можно далеко вырваться вперед по милям. Сегодня ночью Каниника взяла вполне заслуженный перерыв, после которого заметит, что ее превосходство в 7 миль исчезло благодаря непреклонной Саре Барнетт. Пока еще очень рано, и Каниника через несколько часов реабилитируется и, скорее всего, вернет свое лидерство. Каждый здесь в конце концов должен оставить трассу и пойти поспать, хотя бы на некоторое время.

Рэй Кролевиц является известной персоной в забегах Самопревосхождения, и его присутствие здесь очень ценится. Но уже прошло некоторое время с тех пор, когда он участвовал в забеге. Он работает учителем в школе в Южной Каролине, поэтому из-за работы он не был здесь последние несколько лет. Обычно ему удавалось вырваться сюда на некоторое время, и во время своих визитов он всегда говорил себе: «Боже, я должен это сделать.»

ray3-477x650.jpg «Это — часть путешествия. Это — часть того, почему мы бежим, почему мы испытываем себя и почему мы наслаждаемся дружбой, даже когда мы соревнуемся. Это — шанс играть, а также заглянуть внутрь себя. Выяснить, где же ты находишься в определенный момент времени.»

Рэю нравятся братские отношения, которые являются автоматической составляющей опыта многодневных забегов. Он говорит, что недавно встретил молодую леди, которая еще даже не родилась в то время, когда он в последний раз принимал участие в забеге на 6 дней.

Он перечисляет мне некоторые из тех многих мест, где он бежал, и потрясающие результаты, которые ему удавалось там показать. Он также рассказал о своей первой встрече со Шри Чинмоем в 1985 году во время забега на острове Wards. О том, как они шли вместе и могли рассуждать на философские темы. «Я думал, я знал, что из себя представляет марафонская команда Шри Чинмоя, но я получил по-настоящему полное понимание, на более высоком уровне, как в духовном, так и в физическом плане, за те 6 дней.»

«Он сказал мне никогда не терять моей способности играть, пока я бегу.» Рэй говорит, что он глубоко уважает его отношения со Шри Чинмоем и высоко ценит, что у него была собственная тропинка, которой можно следовать. «И он также знал, что я всегда буду для него другом. Я буду любить и лелеять дружбу, которая у меня завязалась с каждым из членов марафонской команды Шри Чинмоя.»

«Мой последний разговор состоялся с ним здесь, на этом забеге.» Рэй отправился на другой забег и заглянул сюда на некоторое время. По стечению обстоятельств Шри Чинмой также был на этом забеге. Это было весной 2007 года, когда он пропустил забег. Они сидели за столиком для пикника. В конце концов, Шри Чинмою пришлось уйти, так как он должен был успеть на самолет до Осло, где давал концерт. «Он повторил тогда, что ему нравится моя способность играть, и конечно, он оценил то, что я пришел, и мы поговорили об этом мероприятии.»

Они также обсуждали возможность Рэя поучаствовать в забеге 3100 миль. «Ты узнаешь, когда прийдет время. Сейчас время еще не пришло. Ты столько много лет тяжело работал и так мало тренировался.» Рэй анализирует себя в попытках сравнить себя с бегуном, каким он был 26 лет назад. Он говорит, Шри Чинмой сказал, что ему понравился бы забег на 3100 миль, так как в нем есть обязательный отбой в полночь. Очень практичный совет для парня, который сказал своему Гуру, что любит спать. Шри Чинмой ответил, что в забеге 3100 миль, после 18 часов на трассе каждый будет спать. «Потому что, если ты пойдешь спать и встанешь очень рано, ты не сможешь хорошо бежать. Для тебя 18 часов не являются проблемой, это тот забег, который подходит тебе.»

«Я очень ему благодарен за то, что он распознал во мне это и поделился этим со мной.» Рэй говорит, Шри Чинмой был здесь в тот день, когда он пробежал свои лучшие 100 миль. «Он был здесь, и каждый раз, когда я пробегал мимо, я слышал тихие аплодисменты и видел одобряющий кивок головой.» После забега Шри Чинмой подошел к нему и сказал: «Поздравляю, это было великолепно.» В том забее Рэй оказался вторым. Несмотря на то, что он не выиграл, он был более чем доволен собой. В тот день он пробежал свой самый лучший забег.

«Я думаю, что то, чему Гуру учил мир, это спокойствие быть собой. Быть внутри себя. Я, наверное, сгущаю краски более, чем какой-либо другой бегун на планете, но все же здесь внутри происходит что-то очень глубокое, даже, когда я пою для людей, смеюсь или просто даю советы. Я думаю, это и есть дух этого забега. Настоящая духовность приходит тогда, когда ты помогаешь другим.»

«Я думаю, это еще одно качество, когда мы говорим о Шри Чинмое. Я думаю, он понимал все о человечности и о разных причинах для бега. Он был настоящим духовным мастером и понимал, что людям свойственно иметь эго, и мы показываем наше эго разными способами.»

Рэй описывает мотивы, которые он замечает в разных бегунах. Как-то он говорил с Мартином Фрайером. Он сказал ему только: «Беги внутри себя.» Самой лучшей философией, которой Рэй с удовольствием делится со всеми остальными, является то, что нужно разрешить себе быть игривым и расслабиться, и постараться сделать то, что ты сможешь сделать, чтобы улучшить свои показатели. Другие парни только собираются начать что-то делать, где они уже что-то сделали.»

В это время суток свет всегда падает мягко.
Маленькие победы появляются совсем неожиданно. Андрей Сомов пробежал 300 миль.
Перерывы у всех проходят по-разному. Бегалита ожидает своей очереди на массаж.
Ларри Филипс нашел время, чтобы заняться обувью.
Мартин говорит, что его начало «шатать», поэтому он берет перерыв на 2 часа.
Сара что-то записывает в блокноте, сейчас лидирует она.
Кажется, Аллан Харман — один из тех, кто любит ночь, или же он просто еще живет по времени Ванкувера.
andrey-stefanov-178x300.jpg Молодой Андрей Стефанов пока на 3-м месте в своем первом забеге на 10 дней. Ему нужно подкрепиться, но отдыхать он не собирается.

А медицинская палатка работает без перерывов. Сегодня ночью здесь работает Тришул и использует весь свой опыт, чтобы бегуны смогли снова бегать.

Педро Гаспар из Португалии впервые участвует в многодневном забеге. Он в некотором роде спортивный психолог и в прошлые годы провел много времени на трассе забега 3100 миль, стараясь понять мотивацию и стратегию тех, кто бежал там. Он демонстрирует новейшую обувь для бега, и я заинтересовался этим. Сегодня он надел сандалии. «По утрам я использую резину для дождливой погоды» — смеется он. «Очень подходящая обувь в дождливую погоду, никаких мозолей, бежишь практически босиком.»

«Самый длинный забег, в котором я участвовал, был забег на 12 часов в Праге.» В том забеге он пробежал 80 км. Я спросил, что происходит с Педро здесь, на что он ответил: «Я познаю себя. В основном я заново открываю способности своего тела. Как ты можешь улучшить в себе много вещей и трасформироваться в процессе.»

«Это — хороший опыт. Для меня это как эксперимент. Например, до этого я никогда раньше не бегал в сандалиях.»

Педро рассказывает, что вдохновение для участия в 6-ти дневном забеге пришло к нему дома, как раз после медитации. «Я не думал об этом и решил побежать.»

Прошлым летом он провел довольно-таки много времени на трассе забега 3100 миль Самопревосхождения. «В этом забеге можно узнать очень много. Здесь есть все. Все, что только захочется найти в духовных практиках, мотивацию, решимость, постановку целей. Все заключается здесь, в самопревосхождении, абсолютно все.»

Педро говорит, что когда впервые взглянул на забег со стороны, он подумал: «это — фантастика. Очень странный забег. Как им удается это делать?» Некоторое время он помогал на трассе, но все равно ничего не понял. Тогда однажды он спросил себя, а смог бы ли он сам пробежать целый день. Это стало тем первым опытом, благодаря которому Педро наконец-то понял, и с того момента он начал досконально изучать забег.

Я поинтересовался, чему такому он научился здесь, чего не смог увидеть, когда наблюдал за бегунами со стороны. «Прежде всего, это — нелегкий забег. Вот в чем дело. Самым интересным оказалась монотонность. Поэтому мой ум начал начал волноваться. И это было самым сложным, что я обнаружил в забеге.» Он понял, что ответ заключается в том, что нужно быть за пределами разума. «Эти парни впадают в медитативное состояние, и они двигаются, не обращая внимания на боль, и на монотонность, и они превосходят себя. Это — удивительный забег.»
Самым лучшим и наиболее эффективным способом самомотивации пока для  Педро является то, что «я пытаюсь радоваться и продолжать двигаться, двигаться и еще раз двигаться.» Он не обращает внимания на количество миль, которые он пробегает. «Когда ты сосредотачиваешься на результате, твой ум стремится к результату, и тогда ты уже не сосредоточен на том, что следовало бы делать — получать удовольствие и продолжать двигаться.

Цитата из книги Шри Чинмоя The Golden Boat, часть 16:

Bad dreams frighten me,
My helpless vital.
Good dreams enlighten me,
My fearless heart.
Earth-dreams discourage me,
My infant mind.
Heaven-dreams illumine me,
My orphan-body.

Плохие сны пугают меня,
Мое беспомощное существо.
Хорошие сны просвещают меня,
Мое бесстрашное сердце.
Земные сны удручают меня,
Мой детский ум.
Небесные сны озаряют меня,
Мое осиротевшее тело.